Главная > Тропические отчёты > Жизнь на острове. Дорога домой

Жизнь на острове. Дорога домой


<<Предыдущая

Продолжение>>

Макс-из-индонезииСтранное дело, достигнув своего желания жить на острове простой и уединённой жизни, меня неотступно преследовала мысль о возвращении домой, в Россию. Понять, в полной мере, природу этого явления мне не удалось. Очевидно, зов корней особенно силен и закономерен на чужбине. Бесспорно, справедлива пословица; «где родился, там и пригодился». Трудно сказать, что конкретно меня тянуло в родные края, но игнорировать этот факт мне получалось слабо. В вечерние сумерки, в минуты раздумий, всё сильнее крепло решение вернуться домой. И все плюсы островного проживания, так горячо желанного раньше, не могли заглушить мои мысли о родине. Частые сны о доме, общение с семьёй и некоторые минусы тропического климата сложились в решение купить билет домой. Даже тогда я колебался, но известие о смерти отца разом перечеркнули все мои сомнения.

Накопив необходимую сумму на покупку билета, я с Амро приехали в миграционку в городе Туале (31.092014). Амро чётко изложил мою историю, и моё желание вернуться на родину. Офицеры, отойдя от лёгкого шока, заверили меня, что в скором времени, по окончании департационого процесса, я отправлюсь на родину, вопрос лишь пары недель. На время оформления документов меня попросили остаться в офисе миграционки, во избежание ареста полицией, что усложнило бы всю процедуру.

Макс-и-офицеры

Не ожидая такого поворота событий, мне пришлось ехать за вещами, на остров Най, в сопровождении восьми офицеров. Надо сказать, что этот вояж помог мне найти общий язык с офицерами и снискать поддержку. Трудно описать насколько нетипичным, для людей данной структуры, было поведение в этой «весёлой поездки», а я уже полагал, что жизнерадостность и позитив индонезийцев меня удивить не может. Но я ошибался; всю дорогу офицеры шутили и веселились, не смотря на то, что все промокли, и время было не урочное. На острове пока я собирал вещи, офицеры провели опросы людей, что пришли меня провожать. Я даже и не подозревал, что островитяне с большим сожалением воспримут мой отъезд, и прощание выльется в целую процессию.

Первые 3 ночи мою камеру закрывали на ключ, а днём я свободно передвигался по территории миграционки, здание которого составляет 2 этажа и парковки огороженной забором. Камера была чистой, пол и бетонные *нары* выложенные плиткой, а сквозь решётку в окне проникал ветерок, неся прохладу и немногочисленных комаров. Туалет, душ и столовая были вне камеры, куда я имел беспрепятственный доступ. Сторожа завидовали моему ночлегу, потому как в чистой и прохладной камере я спал один, на двух матрасах под своим пледом. С утра ко мне приходил поздороваться всё мужики миграционки, женщины лишь скромно поглядывали из-за плеч коллег. На протяжении моего пребывания в миграционке, меня отменно кормили, так как все знали, что я экономлю деньги, так что я несколько поправился.

макс-в-камере

В канторе царила весёлая атмосфер; постоянные шутки, визги, а в перерывы посиделки в курилке и игра в пинг-понг. Казалось, что единственно к чему относились серьезно так это к утреннему и вечернему построению: с докладами, отдачей чести и прочими атрибутами в подобных организаций. Но работу свою они выполняют добросовестно, и многие приходят в кантору после 21 00, доделывать работу, потому как в это время хорошо работает интернет. Плюс ко всему, помимо основной работы, каждый офицер, кроме женщин, 2 раза в месяц дежурит в офисе. Работа в миграционке престижна, даёт много льгот и преимуществ. Несмотря на небольшую зарплату (от 1.8 млн. рупия = 5800 рублей) и 4-ёх летние обучение, большой конкурс и переработки недовольных нет.

Макс-в-миграционке

Долго ждали, так называемого *бигбоса*, от решения, которого зависела моя дальнейшая судьба. Через неделю прибыл Мисри – офицер, что оформлял мой департационный процесс, он имеет 20-ти летний стаж, с огромным опытом работы во многих крупный городах Индонезии. Сняли с меня показания, отпечатки пальцев и фото, всё как положено в таких ситуациях, но за преступника меня никто не принимал, и общались исключительно по-дружески и двери камеры больше вообще не закрывались. Долгие разговоры на разные темы с Мисри позволили найти общий язык, не смотря на моё плохое знание индонезийского и английского языков. 14.10 прибыл *бигбос*, и на следующий день он меня вызвал в кабинет. От волнения и долгого ожидания я не смог в должной мере вести разговор, и мысленно уже смирился с отрицательным разрешением моей проблемы. Но *бигбос* дал добро на мою депортацию, в кратчайшие сроки, даже не смотря на мой отказ оплачивать штраф за нелегальное проживания в стране (30$/сутки). Но я должен был оплатить дорогу офицера от Туала до Джакарты, и обратно, в противном случае меня ждала депортация по всем правилам закона, со всеми вытекающими… После чего Мисри переправил мои показания, для усиления выгодного юридического эффекта, и дал мне на подписание. Документы были на индонезийском языке, естественно, их переводом никто себя не утруждал, а моих знаний языка было недостаточно. Рассудив, что если бы и хотели меня посадить, они бы сделали это открыто, я, не смотря на вероятность подвоха, всё же подписал бумаги.

макс-в-миграционке

18.10 в соседнею камеру перевели двух тайландцев, после 10-ти месячной отсидки в Туальской тюрьме, за попытку убийства своего бригадира. Зо-зо и Ичэ работали на рыболовном судне, с просроченными визами, и рабовладелец улаживал все вопросы с визой. И всё было хорошо, пока бригадир не стал злоупотреблять своими полномочиями и вести себя агрессивно, что и послужило причиной драки с поножовщиной, в результате чего Зо-зо и Ичэ оказались в тюрьме, а затем и в миграционке. Зо-зо оказался неплохим малым с интересной судьбой: он родился в Тайланде, в многодетной семье, эмигрировавшей из Бирмы, и в 14-летнем возрасте, после смерти отца вынужден был стать самостоятельным. Нанявшись на рыболовное судно, он оказался на юго-востоке Африке, где почти год проживал нелегально, но был пойман и депортирован домой. После чего сразу же нанялся, опять, на судно и доплыл до Индии, где был арестован за нелегальное проживание и департирован. Потом та же история, но уже в Малазии. Затем история три раза повторяется, но уже в Индонезии, он говорит, что после депортации вернётся вновь - эту страну он полюбил. Этот открытый, весь покрытый татуировками, молодой человек, нисколько не беспокоится о предстоящей депортации, ведь всё оплачивает рыболовная компания, да и не впервой, уже шестая депортация.

Вылет в столицу был назначен на понедельник (20.10), но в связи с днём рождения президента Индонезии, вылет перенесли на следующий день. Из Тула до Амбона я с Мисри летел 1.5 часа, где сразу же пересели на самолёт до Джакарты и через 5 часов прибыли в столице. Билеты брал самые дешёвые (2.5 млн рупия = 8000 руб) авиакомпании Lion. Из аэропорта поехали в русское консульство, где меня встретила секретарша. Надо сказать, что за 2.5 года, я отвык от русской речи, вида белой кожи и женской красоты, да так что я долго не мог вразумительно изъясниться. Выяснилось, что консула нет на месте, и что он ждал меня в понедельник (я ему звонил ранее). С разочарованием отправились на поиски гостиницы, нашли дорогую за 400 000 рупия в сутки (1200руб), а дешёвые были очень далеко, с учётом оплаты такси выходило такая же сумма, если не больше.

На следующее утро с вещами отправились в русское консульство, и к обеду у меня уже было свидетельство, по которому я мог улететь домой. Работники консульства были несколько удивленны моей историей, а ещё больше их поразило, что со стороны индонезийской миграционной службы все вопросы улажены, без оплаты штрафа и взяток, в подтверждении чего Мисри передал пакет документов моего департационного процесса. Горячо поблагодарив работников консульства, не пропустил даже индонезийцев – охранников, поехали в гостиницу, что вблизи от аэропорта, она была классом выше и чуток дешевле (350 000 рупия/ сутки = 1200 руб.). Я немного волновался, что мне не хватит денег на оплату гостиницы на то время, пока я не вылечу домой, а искать гостиницы подешевле Мисри отказался. В виду моей экономии брали самые дешёвые номера и ели в дешёвых забегаловках, что мне очень нравилось, так как я успел полюбить острую индонезийскую кухню.

Ещё в такси я отправил свои данные свидетельства моему хорошему другу – Олегу (автору сайта), который на свои деньги, на тот же день купил мне билеты. Оперативность Олега, приятно удивила, и сняло массу проблем, за что я бесконечно ему благодарен. Мисри сняв копии моего свидетельства, отправил их в офис, поставил нужные штампы, на всё про всё у нас было несколько часов. Увидев у меня остаток денег (1.8 млн рупия = 5800 руб.), Мисри намекнул что не плохо бы его отблагодарить, и я отдал ему 1.5 млн рупия, он заслужил и больше, но это всё чем я располагал. После чего подошло время отправиться в аэропорт, где Мисри сразу обратился к коллегам и дал немного *на лапу*, и меня тут же провели на сдачу багажа, быстро уладив все формальности. Потом пошли в каптёрку дежурных работников миграционной службы, дожидаться время посадки. Мисри встретил много знакомых, среди коллег, и моя история произвела фурор. Старший офицер смены миграционной службы оказался старым приятелем Мисри, поставил последний штамп в моём свидетельстве и лично провёл меня на посадку.

Оказавшись в самолете, я не мог поверить, что всё сложилось благополучно и что скоро окажусь домой. Погрузившись в мысли, я не сразу расслышал родную речь, на соседних креслах. Я долго боролся с горячим желанием пообщаться на родном языке, и всё же заговорил с соседом, им оказался молодой человек по имени Алексей, отдыхавший в Индонезии с друзьями. Прилетев в Абу Даби оказалось, что Алексей и его компания летит до Москвы тем же самолётом, что и я. Пройдя на посадку, я увидел много русских, казалось, что это все мои старые знакомые которых я давно не видел. Трудно описать, как было приятно оказаться среди своих, правда, по прилёту в Москву, это ощущение куда-то улетучилось.

закат-возле-острова

В Москве сотрудники паспортного контроля были несколько сконфужены моими документами и тем, что я 2.5 года нелегально проживал в Индонезии. Но после нескольких звонков и десяти минут ожидания меня пропустили. Странно но, оказавшись в Москве, мои воспоминания об Индонезии были такими далёкими и не реальными, что как будто и не было их вовсе. И толпы соотечественников уже не воспринимались как нечто необычное и радостное, и больше никаких эмоций не вызывало. Но вместе с тем я был очень рад, ведь уже был не далеко от дома.

В ожидании багажа, я вновь встретил своего попутчика – Алексея, он угостил меня мантами и чаем, это обошлось ему в бешеные деньги, за что я ему очень благодарен. Провожая Алексея на самолёт, он ещё, не смотря на мой протест, сунул мне в карман немного денег, у меня просто не нашлось слов, чтобы выразить свою признательность моему случайному попутчику.

Через 5 часов была объявлена посадка на мой самолёт, которая сначала производилась в автобус, и лишь затем в самолёт. В Москве было -5, но сильный ветер и отсутствие тёплой одежды (за исключением штанов и кофты) как рукой сняло мою усталость и заставило с сожалением вспомнить о жарком октябрьском солнце Индонезии. Очередной взлёт, 2 часа полёта, и я приземлился в родном городе, где меня встретила со слезами радости моя сестрёнка. Родной Урал меня встретил бодрым и морозным объятьем в -15, охладив мой пыл и наградив соплями, чему, как ни странно, я был не сказано рад. Для моей мамы мой приезд был приятной неожиданностью, потому как я не хотел, что бы мама переживала, ожидая меня, да и не был я уверен до конца, что всё завершится так благополучно.

Теперь вспоминая всю цепочку событий, даже и не верится, как всё удачно сложилось, словно чья-то сильная рука вела меня всё это время, не давая упасть, указывая правильное направление. Я никогда не был особо религиозным, но теперь точно знаю, что без помощи сверху не осилить мне дорогу домой. Во время этого пути как-то выветрилась злоба, наполнив спокойствием и уверенностью в то, что всё, что не делается - всё к лучшему!

Хочу поблагодарить всех людей, что встречались мне на моём пути: Летсоинов, Ямленов, Амро, Майкла, Рию, Лоуренса, Диди, Фани, Бею и вообще всех Дебутцев, *Бигбоса*, Мисри и всех офицеров миграционной службы, а так же Алексея и многих других. Наверное, странно, но я больше не держу зла на людей что украли мою сумку с документами и деньгами, 2.5 года назад, они даже не подозревают, как многое они мне подарили взамен…

Максим Скорев, 2014 г.

<<Предыдущая

Продолжение>>

 





Разделы сайта
Самое интересное
В соц. сетях