Главная → Книга → Жизнь на острове. Как это было. Гл. 1

Жизнь на острове. Как это было. Гл. 1

жизнь-на-острове

Глава 1. Уходим на восток.

 

С силой, толкнув тугую стеклянную дверь, меня обдало ударной волной влажного воздуха со специфическим запахом метрополитена. Осторожно спускаясь в мрачное царство подземелья по скользким ступенькам, сбивая грязный снег с обуви. На проходной колкие взгляды полицейского и контролёра проводили меня до самого турникета, очевидно, пологая, что вместо жетона я брошу в монетоприёмник ядерную боеголовку. Благополучно минув вражеский блокпост, взглядом наткнулся на рекламу турагенства, и словно пылинка на ветру мысли унеслись на необитаемый остров. И ласковый морской бриз сквозь щёлку из другой реальности, заставил меня глупо улыбнуться. Казалось, что все смотрят только на меня осуждающим взглядом. Но их лиц я не вижу только чёрно-блеклые силуэты пустой и бездушной массы, которая почуяла, что один из них решил сбежать от обрыдлой серой действительности. Оперативно вернув меня в реальность, бесформенная серая жижа силуэтов ринулась атаковать свободные места вагона метро. Зайдя последним, дверь с грохотом закрылась как будто только меня, отщепенца, и ждала.

щёлочка-в-рай
щёлочка в рай

Мерное покачивание вагона убаюкивало, и погружали в тревожные думы. Как же меня всё достало, эта серость, слякоть, и зияющая пустота внутри! Эх, скорей бы уехать! А вдруг ничего не выйдет?! Как же я всё брошу, и что там меня ждёт?! И ещё многие подобные вопросы терзали меня. Но и жить привычной жизнью меня достало до чёртиков, при чём настолько, что казалось, сама реальность меня отторгает. Проснувшись утром мне, становилось тошно от одной только мысли о работе, быте и о сером существовании. Весёлые компании с алкоголем и всем сопутствующим как-то ещё заполняло мои никчёмные будни. И всё равно я не мог заполнить пустоту внутри, бывало так плохо, что я даже пить стал в одиночестве. Мне всё казалось не правильным, а что именно я не знал, и вновь заполнял пустоту внутри алкоголем. Тяжёлое похмелье, ещё более погружала в беспросветную бездну…

Когда с большим трудом бросил пить, вместе с вечным похмельным синдромом спала и пелена с глаз, многое что раньше казалось занимательным, потеряла свою ценность. Казалось, что можно вдохнуть полной грудью, но ни тут-то было, ибо та пустота внутри, что была постоянно залита алкоголем, оголило ощущение неправильности и даже абсурдности повседневного уклада. Даже отношение друзей изменилось, и я стал «белой вороной», но уже без вечного похмелья. Появившиеся прорва свободного времени позволила многое переосмыслить, в процессе которое многое утратило ценность…

Именно тогда меня посетила мысль уйти жить в лес отшельником. Я отдавал себе отчет, что это очень трудная задача, потому начались поиски полезной информации в сети, чтение форумов. Вот тогда, в октябре 2010 я и познакомился с Олегом, на одном из форумов посвящённых отшельничеству. Началась интенсивная переписка, в ходе которой выяснилось что у нас во многом схожие взгляды. Плюс ко всему оказалось, что мы живём в одном городе. Олег тоже прошёл путь отказа от алкоголя, многое, переосмыслив его, потянуло в тайгу. Наше желание уйти жить отшельниками в тайге не было побегом от проблем и социума, это было скорее способом найти свой путь и так уж вышло, что этот путь в дали от общества – значит не по пути.

В ходе переписки Олег предложил изменить место предположительной дислокации, тайгу на тропический остров. Первое время я скептически отнёсся к этой затее, не смотря на то, что жить на тропическом острове это моя детская мечта. Согласившись, начались поиски информации по выживанию в тропиках. Олег наткнулся на книгу Тома Нила «Остров для себя», после её прочтения я ни о чём думать уже не мог, да ещё масло в огонь подлил фильм «300 дней на острове». Начались совместные походы в магазины за туристическим инвентарём, попутно горячо обсуждали нашу будущую «райскую» жизнь.

Долго искали подходящий остров дислокации, от просмотров карт рябило в глазах, вариантов было масса, но как-то ничего не подходило. Но с выбором страны мы определились, это Индонезия, потому как это самое большое островное государство, к тому же с низкими ценами, правда, мы тогда не учли многих других факторов. Ещё в начале поисков Олег нашёл на востоке Индонезии маленький островок, по форме напоминающего динозаврика. По началу «динозаврика» мы всерьёз не рассматривали, и на наших картах не было даже его названия, но в своих поисках мы всё чаще и чаще на него натыкались, словно нам на него указывали. Олег сумел выяснить название этого островка – Най.

остров-най
остров Най, он же «диназаврик»

После встречи скучного нового 2011 года, в нашу команду влился Андрей, он тоже жаждал сменить серые будни на красочную жизнь Робинзона. К февралю меня буквально трясло от жгучего желания улететь на остров прямо сейчас. Но Олегом были найдены подходящие билеты только на март, и ожидание стало вовсе невыносимым. Рюкзаки были собраны уже чуть ли не за месяц, а от просмотров передач по выживанию, и художественные фильмы про острова уже резали глаза. Наша команда кто как мог, коротал дни до вылета в предвкушении предстоящего приключения, что изменит нашу жизнь, мы тогда не догадывались, как всё обернётся…

дверь-в-рай
Вот она дверь в рай, только дотянись.

И вот ранним утром 19 марта из подземелий метрополитена я шёл на ж.д. вокзал встречать Андрея – третьего участника нашего, можно сказать, эпического путешествия. Дожидаясь поезда, мне всё не верилось, что через 4 дня мы начнём новую жизнь; среди пальм, песка и моря. Мне казалось это настолько несбыточной, недостижимой и наивной мечтой. Я опасался, что нам кто-то помешает, или что-то произойдёт, разом перечеркнув все наши надежды. Андрей прибыл, с огромным рюкзаком; 10 кг его содержимого были медикаменты, заботливо уложены его мамой-аптекарем, за что мы не знали, как её отблагодарить.

Наша команда собралась у меня на квартире, где в тягостном ожидании пили уже всем надоевший чай. Время тянулось, как густая карамель из рекламы шоколадного батончика. И пяти минут не проходило, чтобы кто-нибудь тайком не глянул на часы, но всё же время сжалилось над нами. Я никогда не забуду, как меня провожали мои родители и сестра с племянником, и как они уговаривали меня вернуться, забыв своё нелепое желание уединённой жизни на тропическом острове. Но выбор сделан и решение принято.

Еле живой памятник отечественного автопрома, а по совместительству такси пробирался сквозь кашу слякоти, а мы молча уставившись в  бойницы, каждый по-своему прощался с родиной. В аэропорту наши паранги долго, и многозначительно осматривая, сотрудница охраны выразила сомнение, что эти «мечами» у нас конфискуют. Но вопреки опасениям на всём путешествии наши паранги благополучно доехали до места назначения. В аэропорте нас нашёл брат Олега – Костя, он заехал пожелать доброго пути, дать последние наставления бывалого путешественника. И вновь время тянулась как улитка на марафоне, от волнения не находили себе места, ведь это был первый наш полёт, путешествие и ни куда-то а на тропический остров – к новой жизни.пляж

Опасения что во время полёта могут возникнуть неприятности с желудком, не оправдались. Первый взлёт и первая посадка отпечатались в моей памяти как волнительный, но радостный момент, последующие полёты уже такого не вызывали. Не смотря на то что, Андрей жаловался на боль в ушах, и длительный 8-ми часовой полет, маяту от безделья, и моей абсолютной не способностью заснуть в отличие от моих напарников, мы потихоньку приближались к мечте. Как водятся наши соотечественники, коротали время в полёте за бутылкой, чем неоднократно вызывали всеобщее недовольство. Всё было ново: сам полёт, не частая «воздушная качка», еда в самолёте и виды на ночные огни городов нас очень впечатлили. Волнительно и даже немного в напряжении прошла долгожданная посадка, в сопровождении аплодисментов соотечественников, ничего этого я больше не встречал в моих последующих полётах.

Прибыли ночью в Пекин, где нам предстояла прождать 5 часов до следующего самолёта. На контроле Олега долго не пропускали, из-за своей бороды он полностью потерял сходство с фото на паспорте, что было сделано в «безбородое» время. Ещё в Екатеринбурге мы оставили все тёплые вещи, о чём немного пожалели, потому, как в Пекине было прохладно. Мы во все глаза смотрели вокруг; Пекинский аэропорт поражал размерами, и длинными самодвижущимися дорожками. Здесь я впервые обратил внимание на странную тенденцию среди мужчин отращивать длинные ногти, как правило, на мизинце и большом пальце. Олег, не теряя времени, познакомился с первым на нашем пути чернокожим, а я тем временем позвонил домой. И снова посадка, взлёт, еда в самолёте, полёт без сна в отличие от моих попутчиков, и посадка, уже становиться обыденным.

Гонконг нас встретил тёплым и солнечным днем, а так же нас ожидала китаянка, она проводила нас на посадку следующего самолёта, и через час мы уже летели над южно-китайским морем. Прибыв в Куала-Лумпур (Малазия), нам предстояла прождать около суток до следующего самолёта, поэтому мы хотели погулять по окрестностям, но пока нашли камеру хранения и расспрашивали о стоимости, тихо подкрались сумерки, и решили остаться в аэропорту, тем самым немного сэкономить. Аэропорт в Куала-Лумпур размерами не впечатлял, но зато архитектура, чистота и порядок пришёлся нам по нраву. Здесь мы впервые встретили большое количество мусульман в традиционных одеяниях, и даже девушки на контроле были с убранными волосами в платке. Все работники аэропорта были очень доброжелательны и вежливы, что очень бросалось в глаза. За огромными окнами были тропическая растительность, и мы во все глаза рассматривали её, но недолго, к 19 часам стало совсем темно. Оставив Андрея охранять рюкзаки, мы с Олегом решили погулять возле аэропорта. Выйдя на улицу нас, буквально окатил очень влажный и душный воздух, меня это так впечатлило, аж перехватило дыхание, и вместе с тем мгновенно вспотел, но в аэропорту было свежо и прохладно. Мне тогда подумалось, что в такую духоту я не смогу работать, и всё время буду прохлаждаться в море. Олег обменял не много денег и купил лапшу быстрого приготовления, я нечаянно уронил немного лапши и через мгновение её атаковали чёрные муравьи, это была наша первая и не последняя встреча с этими насекомыми. Наверное, именно поэтому местный аэропорт довольно часто моют. Спали плохо, какие-то насекомые покусали Олега, и он сильно негодовал, что меня с Андреем они обошли стороной. С рассветом аэропорт оживился, и спать стало не возможно, и ожидания нашего самолёта стало ещё тягостней. А дальше как обычно регистрация, взлёт, падение (шутка), обед и двух часовой перелёт до Джакарты.

Прибыв в Джакарту нас, ждал уже привычный душный и влажный, как в сауне воздух, не смотря на то, что уже был вечер. Оплатив индонезийскую визу 25 долларов, на регистрацию первый пошёл Олег – как самый подкованный, всё дело в том, что в Индонезии по прибытию требуют предъявить обратный билет. Поэтому Олег заблаговременно сделал распечатки якобы обратных билетов, и без проблем прошли формальности. Сразу же отправились на поиски кассы Lion, но они уже закрыли лавочку, пришлось обратиться в Garuda Indonesia, где выяснилось, что прямого рейса до Туала нет, поэтому купили билеты до Амбона стоимостью почти в 188 долларов. До вылета оставалось почти 6 часов, решили обменять наши нажитые непосильным трудом дензнаки. Обменяв деньги, я стал миллионером, аж 9 раз, Андрей – 7.5 раз, Олег был обладателем 4-ёх миллионов индонезийских рупия. Везде наши глаза натыкались на красочные картинки песчаных пляжей, и мы уже всей кожей ощущали близость нашего островка. Надо сказать, что впечатление от аэропорта было не важным; везде валялся мусор, люди сидели, спали и ели, на полу ожидая своего самолёта, после чистенького Малазийского аэропорта контраст бил по глазам. Но в нейтральной зоне аэропорта всё было чисто и по-европейски, не считая комнат молитв для мусульман, что характерно для стран исповедующих ислам.

счастливая-троица
Андрей, Олег, Макс

До Амбона мы летели примерно 6 часов, по пути останавливались в Макасаре (юг о.Сулавеси), и к 7 часам были вновь в объятьях жарких тропиков. По ошибке забрели в служебное помещение для кассиров, что самое поразительное никого это не удивило и нас радушно приняли, выслушали (кое как на ломаном английском), предложили присесть и в скорее вручили билеты до Туала стоимостью в 880 000 рупия. Вылетать предстояло ранним утром следующего дня, что нас несколько расстроило, но раз такое дело решили прогуляться до портового посёлка, что от аэропорта в 18 км, что бы купить что-нибудь от малярии. Переоделись в шорты и сандалии, сдали багаж за сущие копейки, и пошли покорять индонезийские дороги. Солнце палило неимоверно, не щадя мои и Олега открытые руки и ноги, а вот Андрей – хитрый жук, был в джинсах и рубашке с длинным рукавом, на голову намотал платок. Шли по обочине на восток, и со всех сторон доносилось «хало мистер», и частенько останавливались машины, предлагая подвести нас, на что мы отвечали отказом, ибо хотели прогуляться.

Олег с Андреем шли впереди, а я шёл в хвосте и снимая на фотокамеру почти всё подряд. Наш Сусанин, он же Олег увидел в просвете густой растительности море и двинулся сквозь заросли к морю. Преодолевая высокий ров, я порвал шорты по шву, что идёт между полужопиями, прямо как в идиотских комедиях, только я вот не смеялся – настроение не то было. Ещё не доходя моря, мы учуяли его по тухлому запаху, оказалось, что в отлив, оголившееся органика на морском дне, под солнцем гнило. Наше желание искупаться мгновенно испарилось. Зато нашли низкие кокосовые пальмы с плодами и, не взирая на то, что это была явно чья-то собственность, мы не удержались кое-как их вскрыть и впервые вкусить «райское наслаждение». Обратно к дороге Сусанин по имени Олег повёл нас через топи, за что мы были чрезвычайно благодарны.

По обочинам тесно ютились красивые и ярко окрашенные одноэтажные дома, вместо заборов радует глаз разноцветные кустарники и цветы, а также хлебное дерево, дуриан, острый перец и бананы, а позади домов шумит морской бриз – красотища. Несколько раз попадались на привязи, почему-то тощие коровы, зато в собаках недостатка нет, но они не агрессивные. По узенькой дороге туда сюда  сновали множество мотороллеров, и немногочисленные машины. Чёрные, приветливо улыбающиеся люди глазели на нас, и постоянно кричали; «хало мистер». Я почти не прерывно снимал на фотокамеру, и всё как-то не верилось в происходящее, лишь боль от солнечных ожогов напоминала, что всё это происходит со мной не во сне.

Солнце вконец раскочегарилось, казалось, что ещё немного, и мы превратимся в сухофрукты. Зашли в киоск, кстати, они точно так же и называются по-индонезийки, купили воды прямо из холодильника, вряд ли мне удастся описать то наслаждение, что нам доставила холодная вода. Наткнулись на срубленный ствол банана, с зелёными плодами, сорвали немного на пробу, оказалось, что зелёные бананы твёрдые как бревно, липкие как клей «момент» и так же плохо отмывается, а на пробу оказался вяжущий вкус с привкусом огурца. После чего мы долго плевались, оттирали руки и запивали остатками воды. Проходя мимо одного дома, в тени которого сидели многочисленное семейство, Олег поздоровался и попросил воды. Нам предложили присесть, принесли каких-то маленьких фруктов, очистив кожуру, я его схрумкал плод прямо с семечком, что автоматически меня сделало идиотом дня, и вызвало смех у детворы. Нам наполнили в пустую бутылку и фляжку холодной воды, мы, горячо поблагодарив, пошли дальше.

Дошли до порта уже изрядно устали и вспотели, а к моим рукам и ногам невозможно было прикоснуться, короче в тот день я выбил джек-пот по неприятностям. Под громкий гул гудка парохода, что отчалил из порта, и пристальными взглядами аборигенов пошли искать аптеку. Портовый посёлок выглядел несколько удручающе; попадался мусор, на стенах граффити, попадались лачуги из досок с крышей из листьев. Плюнув на аптеку сели в такси наподобие нашей пассажирской «газели» только узкую, очевидно старше нас вместе взятых, бренчащее под оглушающую музыку из телефона соединенных к колонкам с усилителем, это чудо-юдо индонезийского автопрома понесла нас обратно к аэропорту. Теперь я точно знаю, что отечественные автомобили очень даже ничего, в сравнении индонезийскими машинами, к слову индонезийский автопром выпускает только одну модель грузовика и одну модель пассажирского прототипа нашей «газели», и эти модели они бесконечно улучшают. Наш водила мог дать фору нашим газелистам; он виртуозно вписывался в повороты и, обгоняя мотороллеров, не забывая подбирать по большей части школьниц по пути, и высаживая по требованию, принимая смятые в комок купюры. Обдуваемые ветерком из открытых окон, мы удивлялись, сколько же мы прошли и только сейчас поняли что устали. По пути одно колесо не выдержало варварской эксплуатации издало громкое бууум т.е. лопнуло, сиё нисколько не удивило водилу и на замену колеса ушло минут пять, по всему видно, что эту операцию частым повторением он довёл до автоматизма. Странно, но до аэропорта мы доехали целыми и невредимыми, наверное, именно за это цена за его услуги, по нашему мнению была высока, мы долго торговались но, в конце концов, сдались, отдали 50 000 рупия (160 рублей), лишь потом я узнал, что это была честная цена.

индонезийское-такси
чудо-юдо индонезийского автопрома

В аэропорту забрали багаж, и я поспешно сменил шорты, моё настроение было не важным. В зале ожидания сели по ближе к розеткам, зарядили телефоны, делать было нечего. Внезапно мне позвонили из России предложили работу, вот же закон подлости, когда надо – нет, как забил на все – дак на пожалуйста… К 18 часам аэропорт опустел, местные охранники объяснили нам, что ночью аэропорт закрывается, короче просим на выход. Решили пойти с вещами куда-нибудь на побережье на ночёвку, но как оказалось, что в вечернее время все кому не лень тусят по дорогам и незаметно нам на пляж не пройти. Пройдя за территорию взлётной полосы, решили вернуться в аэропорт договориться с охраной на ночлег, ибо нас уже достало пристальное внимание, назойливые предложение подвести и крики «хало мистер». Вконец уставшие и злые пришли к аэропорту и сели на скамейки у входа, никого не было, и решили тут и заночевать, ведь жарко и скамеек много. Я прилёг и не заметно уснул, разбудил меня охранник, напарников рядом не было. Поговорить с охранником у меня не вышло, ибо полиглот из меня как из воробья – кашалот, но всё же мужик и так всё понял и пригласил переночевать бесплатно в комнате, где молятся мусульмане. Напарники вскоре вернулись с бананами, булками, дурианом и водой. Пришли в предложенную для ночлега комнату, где оказался молодой и доброжелательный мусульманин, как и мы он завтра куда-то летит. Угостили паренька и сами поужинали, вот только дуриан я так и не смог даже поднести ко рту, Олег попробовал и больше есть не стал, зато Андрей всё уплёл. Андрей, как ни старался не смог избавить от запаха дуриана, поэтому пришлось спать ему в сторонке от нас. Для справки запах дуриана это ядерная смесь разложившегося трупа с нежными нотками тухлого яйца, а кто-то утверждает что это благородный запах какого-то элитного сорта сыра.

Рано утром встали, хорошо отдохнувшие, пошли на регистрацию. Наши рюкзаки превышали местную норму провоза багажа, но никто с нас денег не взял, и мы довольные пошли на посадку. После предыдущих самолётов этот оказался очень тесным, благо летели 2 часа. Вот в этот полёт у меня заболели уши, в последствии я выяснил, что на малых высотах, на взлёте и посадке у меня всегда будет закладывать уши, на что раньше не обращал внимание. В маленьком иллюминаторе проплывали островки, с белыми песчаными пляжами, голубой водой и густой растительностью; всё как на рекламных буклетах турагенств. Было так красиво, что я отказывался верить своим глазам. Неужели мы добрались?! Призыв стюардессы пристегнуть ремни, сильно взволновал меня, ведь это означало, что вскоре самолёт пойдёт на посадку, и осуществиться заветная мечта идиота Робинзона.

Продолжение следует…

 

Автор статьи:

Добавить комментарий